«До поступления и при поступлении всем всегда говорят – не идите в театральный институт, подумайте тысячу раз» — Новости землячества — Новостной блок — Пермское землячество

Наши именинники

Алиева Елена Клементьевна
Викулов Андрей Владимирович
Кузаев Вильдар Шарифуллович
Мовчан Владимир Петрович
Натфулин Андрей Станиславович
Плотникова Анастасия Николаевна
Полыгалова Надежда Викторовна

«До поступления и при поступлении всем всегда говорят – не идите в театральный институт, подумайте тысячу раз»

20 марта

СЦЕНА МОЛОД. Рубрика, в которой мы знакомим вас с молодыми и амбициозными земляками.

Герой этого интервью - 22-летний Максим Финогенов из Березников – выпускник режиссёрской мастерской в пермском институте культуры и студент актёрской магистратуры в Щукинском институте.

В интервью «Пермскому землячеству» Максим рассказал о главных качествах для режиссёра; нюансах театрального образования в России и о поиске работы молодыми артистами.

 

Александр Пахомов

- Сначала вопрос лично о тебе: где бы ты хотел работать после окончания вуза - в театре или в кино? Актёром или режиссёром?

- Есть желание и понимание, но далеко загадывать пока не стану, поскольку режиссёрская и актёрская среда – дело сложное, никто и близко не гарантирует, что твои цели исполнятся.

Когда я учился на режиссуре в пермском институте культуры, мне хотелось играть. Сейчас, когда я учусь на актёрском, мне хочется режиссировать. Стартовать логичнее было бы с актёрских работ, потому что режиссёром в 23 года меня мало куда возьмут, я мало что смогу поставить. Но в идеале я бы с удовольствием балансировал между двумя этими профессиями. Что касается выбора между кино и театром, тут то же самое – мне хотелось бы реализоваться и там, и там.

- Существует стереотип, что молодой человек не может быть режиссёром из-за отсутствия жизненного опыта. Ты считаешь это предрассудком или разделяешь такую позицию?

- Такой стереотип действительно есть. Говорят, что в 17 лет вообще не стоит поступать на режиссёра, поскольку в этом возрасте тебе ещё нечего сказать, ты ничего не знаешь о жизни.

Но я считаю, что режиссёр может быть молод. Если ты отучился; если у тебя есть азы и понимание профессии; если у тебя есть, что сказать, то, мне кажется, тебе можно ставить, и ты можешь стать хорошим режиссёром.

- Какое у тебя общее впечатление от театрального образования в Щуке? Ты полезно проводишь время?

- Безусловно полезно. В Щуке в прошлом году впервые в стране набрали актёрскую магистратуру. До этого учиться на актёра можно было только четыре года и в рамках специалитета. Мы же учимся всего два года. Это большой эксперимент для всех – и для нас, и для Шуки, и для страны.

У нас интересный состав курса – большинство ребят с театральным образованием, актёры или режиссёры. Но есть ребята, которые не учились в театральном и вообще не знали до недавних пор, что такое театр. Любопытно наблюдать, как люди, никогда не прикасавшиеся к театру, порой «прыгают» выше, чем люди, уже получившие профильное образование.

- Сколько человек учится на курсе? Какая пропорция бюджетных мест и платных?

- В магистратуре у нас пять драматургов, три режиссёра и шестнадцать актёров. Полный комплект для постановки. Бюджетных мест – всего шесть. 

- Есть ли предметы, надобность которых вызывает у тебя недоумение? Назови их, пожалуйста.

- К счастью, таких предметов нет. Здесь работает специфика магистратуры – у нас есть всего два года и нам дают только самое важное и необходимое. Хотелось бы даже большего – в части объёма и в части разнообразия предметов.

- Расскажи, пожалуйста, с каким кино, музыкой и книгами вас знакомят в институте. Это больше классический материал или актуальный?

- Нам дают базу. Всю классику, начиная с мифов Древней Греции. Начиная с античных времён, мы проходим все заметную драматургию, всю прозу, поэзию.

То же касается и музыкальных произведений – акцент делается на классическую музыку, но мы смотрим и современные мюзиклы. Поскольку вуз театральный, фильмы мы смотрим меньше, их нам советуют, как ориентир при постановках спектаклей и работе над ролью. 

- Эта гуманитарная база, что вам дают, тебе не кажется устаревшей? Не ориентированы ли педагоги только лишь на классику и произведения советского прошлого? Насколько они следят за современными произведениями?

- Я считаю, что для начала нужно получить основу; понять, что было до нас, а затем уже обращаться к современным тенденциям, начинать делать что-то своё. Когда ты приходишь в театр, ты не должен думать, что всё начинается с тебя.

- Знаю, что преподаватели в Щуке – это люди, в абсолютном большинстве, старшего возраста? Ты не чувствуешь, что устарели принципы их преподавания? Что сами они отстали от жизни?

- Нет, не чувствую. Я пришел за секретами актёрского мастерства. А они знают их, как никто другой! Да и вообще мне всегда везёт с педагогами, наставниками и мастерами.

- У меня есть знакомые, обучавшиеся в творческих вузах, в частности во ВГИКе. Одна из главных претензий с их стороны, образование - слишком теоретизировано, практики почти нет. Это повсеместная ситуация для вузов, связанных с театром и кино? У вас так же?

- Такого нет, поскольку из-за специфики обучения в магистратуре у нас сжатые сроки освоения актёрского мастерства. То, что студенты-актёры изучают за полтора года, мы изучили за полгода. Грубо говоря, нас бросили в воду и сказали – плывите. А с берега кричали, как правильно руками грести. Поэтому недостатка в практике я не ощущаю. Мы не сидим за партами.

- Есть мнение, что обучение на творческой специальности в университете только мешает талантливому человеку, поскольку ставит ему шоры, границы допустимого в искусстве. А этих границ, на мой взгляд, не существует. Как ты относишься к приведённому мнению?

- Не согласен, поскольку здесь мы опять говорим о важности получения базовых знаний.  Конкретный пример: возьмём актёрское мастерство – если посмотреть отрывок, сыгранный первокурсниками, а затем отрывок, сыгранный студентами четвёртых курсов – это две разные планеты. По качеству это абсолютно разные вещи. 

Почему так? Да, студент может быть талантливым, от природы одарённым, у него может быть сценическое обаяние, но, чтобы всё это воплотить в цельную форму, сделать внятную работу, ему нужно всё-таки многое знать. Если ты как актёр не обладаешь навыками, актёрскими секретами, ты просто не сможешь удержать зрителя. А тебе нужно знать, как увлечь его, как работать с его вниманием – всё это школа, которую дают в институте. Впрочем, есть актёры, которые выступают на сцене и снимаются и без профильного образования. И зачастую выглядят достаточно неплохо. Причина, наверное, в их опыте.

- Великий актёр Андрей Мягков в одном интервью сказал, что закрыл свою мастерскую в Школе-студии МХАТ, потому что не хотел плодить безработных. На рынке труда существует переизбыток актёров и режиссёров? Если да, стоит ли сокращать количество мест на этих специальностях?

- Переизбыток существует. Насчёт введения ограниченной квоты – сомневаюсь, что это нужно. Кто-то скажет, что лучше бы увеличить квоты, поскольку желающих учиться очень-очень много.

Сейчас в театральные вузы конкурс - тысяча человек на место. Начиная с мая в институтах стоят огромные очереди. В итоге поступает 30 человек. Суммируя выпускников всех училищ, при выпуске получается 300 новых актёров. Из них в профессии закрепляется, в лучшем случае, половина. Это происходит по разным причинам – даже если ты хороший актёр, твой типаж прямо сейчас может быть не востребован или твоё лицо слишком обычное. Получается такой естественный отбор, вопрос удачи.

До поступления и при поступлении всегда говорят – не идите в театральный институт, подумайте тысячу раз; если есть другое место, куда хочется поступить, поступайте в это другое место, не портите себе жизнь. И это не пустые разговоры. Ведь приходится с утра до ночи сидеть в институте, затем с утра до ночи сидеть в театре и за это получать копейки.  Актёрство – это профессия, в которую идут безбашенные и отчаянные люди.

- На твой взгляд, какие основные причины того, что ребята при таких вводных всё же поступают в училища?

- У всех свои причины. В магистратуре у нас, как я уже сказал, учатся и бывшие менеджеры, и психологи, и туристы, и много, кто ещё. Первая причина, которую они называют – их не устраивает то, чем они занимались прежде, они всегда мечтали о театре. Кто-то из них занимался в детстве в театральной студии, не решился поступать в училище, но в итоге не сумел перебороть тягу к театру и поступил в наш институт. Кто-то хочет сниматься в кино. У кого-то резко развита тяга к популярности. 

- А почему лично ты решил поступать?

- Меня с детства тянуло на сцену. В четвёртом классе я пришёл в театральную студию, до этого занимался каратэ и мне это жутко не нравилось, я постоянно твердил маме – сколько можно, каждый день на этих тренировках одно и то же. Вообще я с детства прогуливал школу, тем самым обманывал маму, и бежал заниматься в театральный коллектив.

Примерно после трёх месяцев занятий в студии мы с ребятами оказались на большой сцене, 700 мест в зале. Во время одной из репетиций я вышел на сцену, у меня в руках был сценарий, сзади на меня светил луч софитов, а на полу валялся сброс – все эти блестяшки, остающиеся после спектаклей и концертов. Я это мгновение запомнил навсегда, именно тогда почувствовал, что мне очень комфортно и хорошо на сцене. После этого я и не думал о другой профессии.

Сейчас я себя не представляю без того, чтобы не ходить каждый день, думая о спектакле или роли.

- После окончания вуза как происходит поиск работы у новых актёров и режиссёров? Они ходят по кастингам? Рассылают свои портфолио по театрам? Размещают резюме в интернете? Или происходит что-то иное?

- Используются все перечисленные тобой варианты. У актёров - кто-то ходит на кастинги, кто-то ходит по театрам, кто-то звонит в театры и спрашивает, есть ли шанс попасть, кто-то ищет пробы. Многие берут своих однокурсников, делает сценку и показывают представителю театра. Им говорят – нет, вы нам не нужны. Они идут дальше. Как только заканчиваются варианты в городе проживания, они отправляют свои резюме в театры других городов. Это очень сложный и нервный процесс. Бывает, что педагоги знакомы с художественными руководителя театров, они могут позвать худ.руков на дипломные спектакли и те говорят: да, нам вот тот человек приглянулся, мы его пригласим к себе.

Режиссёрам в части поиска работы и сложнее, и легче. Сложнее попасть в театр. Это можно сделать через какую-нибудь лабораторию. Принцип лаборатории – на базе театра пять молодых режиссёров за три дня ставят эскиз спектакля. Потом проводится зрительское голосование за лучший спектакль. Победившего режиссёра приглашают ставить в этот театр.

Легче режиссёру - в смысле большего пространства для манёвров, для экспериментов. Всегда ты можешь сам что-нибудь придумать, найти площадку, пригласить однокурсников, друзей-актёров и начать экспериментировать. Бывает, что подобные инициативы превращаются в полноценные проекты.

- Режиссёрскую специальность ты закончил в Перми. Режиссура – это ремесло, которому можно обучить за 4 года или это образ мышления, который может быть сформирован только самообразованием и усилием конкретного человека?

- Научить режиссуре нельзя – это точно. Можно только научиться. При этом, скажу банальность, театр – то, чем нельзя научиться за какой-то конкретный промежуток времени. Это длительный процесс. Режиссёр всё время должен саморазвиваться, находится в состоянии поиска, самоанализа.

В театре выше всего ценится индивидуальность – она может выражаться в отношении режиссёра к материалу, в его интерпретации смысла произведения. Очень ценится, если режиссёр может добавить в постановку свои личные переживания.

- Вопрос про кино. Индустрию покорили стриминг-платформы. Всё больше зрителей смотрит новые фильмы и сериалы на смартфонах или ноутбуках у себя дома. Скажи, данный факт каким-либо образом меняет подход к режиссуре? Учитывается ли данное изменение при преподавании в вузе?

- С нами в вузе об этом не говорят. И я думаю, это никак не поменяет обучение. Но сам процесс перехода на маленькие экраны меня печалит, потому что режиссёры снимают полнометражное кино именно для больших экранов. Закладывают определённую специфику. С сериалами другая история – тут режиссёр сразу понимает, что все зрители увидят его работу по телевизору, посмотрят на ноутбуке, на смартфоне. Но, по-моему, впечатляют человека только произведения на большом экране. 

- В последние несколько лет реализуется другая идея – театральные постановки со всего мира показывают в кино. Как ты к этому относишься? Заменяют ли такие кинопоказы хоть отчасти нахождение в зале на спектакле?

- Думаю, нет. Театр – дело сиюминутное: важно, что происходит здесь и сейчас – в этом его волшебство. Ведь один и тот же спектакль каждый раз играется по-разному. Когда это происходит в кино или на видеозаписи – конечно, у тебя другие ощущения. Разумеется, можно понять смысл задумки, вынести для себя акценты – это смотрибельно, но всё же опыт другой.

Впрочем, и я так смотрю спектакли. Когда учился в Перми, иногда включал записи спектаклей московских театров, поскольку, чтобы посмотреть эти спектакли вживую, нужно и время, и возможности. Кроме того, великие старые спектакли, которые уже не идут, только так и можно посмотреть.

БЛИЦ

1. Какой современный спектакль тебя впечатлил больше всего?

Как раз по ноутбуку, находясь ещё в Перми, я посмотрел «Дядю Ваню» Римаса Туминаса. А затем я посмотрел этот спектакль в живую – и это, конечно, совсем другие ощущения. 

Больше всего спектакль впечатлил меня своим стилем, идеей, метафоричностью. Туминас очень образно мыслит, скрывает в своих постановках много шифров. При этом он сделал так, словно большинство персонажей находятся на исповеди. Ты считываешь их боль, внутреннее состояние, и от этого у тебя мурашки по коже.

2. Твой любимый спектакль пермских театров?

Мне нравится современный спектакль молодого режиссёра, ставившего и в Москве – «Пьяные» Марата Гацалова. Он сделан по пьесе Ивана Вырыпаева

Гацалов поразил своим решением спектакля, формой: в пьесе написано, что все герои – пьяные. Представь, если бы эти герои просто ходили по сцене в пьяном виде. Это было бы глупо и смешно. А он поставил на сцене круги, и пьяные, словно на планете, вращаются на них, регулярно падают. Над ними, как спутник, поднимается и опускается камера. И вроде бы ничего активно не происходит на сцене, но в то же время режиссёр помогает тебе сформулировать мысль, делится своими размышлениями. Вот за подобные шифры, подсказки я и люблю театр.

3. Три главных качества, отличающих талантливого режиссёра от посредственного?

Будем говорить про театрального режиссёра, поскольку мне это ближе. Важнейшее качество – это вкус. Когда спектакль безвкусный, это ужасно противно, ты ощущаешь какое-то неудобство.

Затем, одно из главных качеств режиссёра – умение загореться проблемой, идеей спектакля. При этом важно уметь и заразить актёра этой идеей. Если режиссёр подходит к работе с холодным носом, с безразличием, ничего путного не выйдет.

Третье качество – умение вскрыть задумку автора пьесы и нафантизировать на эту идею близкую тебе форму, образный ряд. 

4. Назови, пожалуйста, трёх самых талантливых молодых российских режиссёров в театре и трёх - в кино.

В театре назвать не смогу, поскольку мало видел именно молодых режиссёров. В кино – Кантемир Балагов, Борис Хлебников, Юрий Быков.

5. Три лучших актрисы и три лучших актёра прямо сейчас. Здесь Россией не ограничиваемся.

Я просто обожаю Марию Аронову. Очень люблю Дженнифер Энистон. Назову ещё Ирину Горбачёву. 

Актёры – Сергей Маковецкий, Хоакин Феникс, Александр Паль. 

6. Три лучших режиссёра, живущих на Земле прямо сейчас.

Трудный вопрос. Чтобы назвать лучших на Земле, стоит всё-так посмотреть побольше, чем это сделал я. Режиссёр, который мне сейчас интереснее других и у которого я хочу посмотреть все фильмы, несколько работ уже видел – Пон Чжун Хо, снявший «Паразитов».

Ключевые слова: сценамолод

Социальные комментарии Cackle

Подписаться на новости
Пожалуйста, подождите