«В старших классах с удивлением обнаружила, что с некоторыми учителями на равных обсуждаю литературные новинки из «Роман-газеты» — Новости землячества — Новостной блок — Пермское землячество

Наши именинники

Калайджи Роман Владимирович
Леденцова Ольга Евгеньевна
Михайлов Сергей Юрьевич
Семушин Сергей Валерьевич
Сидоренко Анатолий Савельевич
Шабайлов Николай Николаевич

«В старших классах с удивлением обнаружила, что с некоторыми учителями на равных обсуждаю литературные новинки из «Роман-газеты»

23 марта

КНИЖНЫЙ ШКАФ. Рубрика, в которой известные пермяки делятся своими литературными предпочтениями. Героиня этого выпуска –  директор Пермской государственной художественной галереи Юлия Тавризян.

«Архипелаг ГУЛАГ» вызвал шок, конечно; даже заболела»

Я читаю, сколько себя помню. Научилась очень рано, года в три, и с тех пор без книги себя не представляю. В доме родителей и бабушек-дедушек всегда были роскошные библиотеки. Их очень трудно сохранить сейчас – просто не хватает места в квартире. А библиотека маминых родителей пропала в Грозном, где они жили последние годы их жизни. Жалко до сих пор. 

Помню эти издания, собрания сочинений, изумительные иллюстрации старых томов, например «1000 и одна ночь». Хотя читать мне эти сказки Шахерезады, конечно, в раннем детстве не давали, но картинки смотреть очень любила. Осталась громадная мамина библиотека, которую пока храню в галерее, поскольку дома совсем негде. Но расставаться с этими книгами не собираюсь, это то, что связывает нас, хотя мамы нет уже много лет.

Трудно сказать, какая книга, поразившая меня, была именно первой. Я, как многие дети шестидесятых-семидесятых, плакала над судьбой героинь Александры Бруштейн («Дорога уходит в даль»), переживала за соревнование ребят из «Серебряных коньков» Мэри Мэйпс Додж, восхищалась дедуктивным методом Шерлока Холмса…

Потом, довольно рано, лет в четырнадцать, столкнулась с той литературой, которая называлась самиздатом. «Архипелаг ГУЛАГ» вызвал шок, конечно; даже заболела. Опять же, как все девочки-подростки, зачитывалась «Мастером и Маргаритой», знала почти наизусть. А потом наизусть выучила «Сирано де Бержерака» Э. Ростана, потому что мой папа, театральный режиссёр, ставил эту пьесу, и она, в свою очередь, определила его судьбу, когда он увидел спектакль в Театре Вахтангова.

В школе я читала запоем. И мне нравилась классика, как это ни странно. И Онегина могла с любого места, и «Войну и мир» перечитывала раз сто, включая французские тексты (благо, училась во французской школе № 22). В старших классах с удивлением обнаружила, что с некоторыми учителями на равных обсуждаю литературные новинки из «Роман-газеты». Ужасно гордилась собой.

«Совместное времяпрепровождение с детьми многое открыло»

Потом, уже в университете, художественная литература стала, конечно, немножко вытесняться специальной. Книги по истории искусства, по отечественной и зарубежной истории стали основным чтением. Хотя в это же время началось и знакомство с новой зарубежной литературой.

Я окончила университет в 1985-м. И тут хлынул поток той прекрасной литературы, которая была от нас скрыта все предыдущие годы. Господи, мы купались в ней, наслаждались, спорили, передавали книги друг другу, была очередь на чтение. Сейчас современным молодым, наверное, смешно это читать, потому что они не представляют, что такое жизнь без интернета, когда можно в любой момент в любом месте, нажав иконку на телефоне, начать читать на любом языке книгу, изданную в любом месте мира.

Кстати, издать свои книги тоже можно. А тогда даже в голове не было, что такое бывает. Не мечтали, потому что не знали. И, сейчас понимаю, что это было глупо, но детям же мы тоже пытались навязать свой круг чтения, хотя уже понятно было, что Жюль Верн или Майн Рид, что называется, «не заходят», но так хотелось, чтобы мы читали одни и те же книги!

С детьми я для себя открывала и «Мумми-Тролля», и Хоббита (Толкиен в детстве прошёл мимо меня), и Гарри Поттера. Честно прочитала все книги Дж. Роулинг. Вообще совместное времяпрепровождение с детьми многое открыло: например, современную массовую культуру (в детстве я как-то вообще не слушала эстрад, ни советскую, ни зарубежную, а с детьми пришлось смотреть, например, «Фабрику звезд», открывая себе законы шоу-бизнеса, по которым унифицируют всех исполнителей, убирают индивидуальность). Кстати говоря, в нашей семье телевизор появился очень поздно, я уже во втором классе училась. Может поэтому привычка его смотреть так и не сформировалась. Иногда жаль, потому что многое проходит мимо, но чаще я этому радуюсь.

«Если в юности я читала очень много фэнтези и фантастики вообще, то сейчас подсела на детективы»

Сейчас чтение, к сожалению, это скорее роскошь, которую можешь себе позволить не так часто, как хотелось бы. То есть читаешь всё время, но чаще всего это служебные документы, специальная литература, тексты в соцсетях, а совсем не любимые книги. Ну и потом, в современной жизни существует масса источников информации, возможностей, которых раньше не было: и сериалы, и кино, и курсы лекций, и виртуальные туры….

Так что в последнее время это постоянно зудящая мечта, жажда, которую утолять удаётся далеко не всегда. Но когда появляется свободное время, с чашкой кофе или с яблоком в руках, на диване или на кухне – в любом случае, это колоссальное наслаждение. 

Когда я не в отпуске, не на отдыхе, а в текучке рабочих дней, когда приходишь домой и просто хочешь принять горизонтальное положение, до серьёзной литературы руки не доходят. И если в юности я читала очень много фэнтези и фантастики вообще, то сейчас подсела на детективы. Иногда это культовые книги типа Ю Несбё, у которого читала всё, что вышло на русском языке или книги той же Джоан Роулинг под псевдонимом Роберт Гэлбрейт о сыщике Корморане Страйке. Сначала я их прочитала, а потом уже смотрела сериал.

Иногда, когда совсем худо, – жесткач типа Жана-Кристофа Гранже. Но чаще всего – уютные детективы, где выбирать преступника можно из ограниченного круга персонажей. Мне понравилась серия канадской писательницы Луизы Пенни про инспектора Армана Гамаша. Она пять раз подряд получала Премию Агаты за лучший детективный роман года и пять раз подряд Премию Энтони за лучший роман года. Читаю я с экрана, подписана на несколько библиотек и честно плачу за чтение. Считаю, это правильным, ведь писатели тоже должны получать зарплату.

«Необыкновенная нежность Меира Шалева очень нужна сегодня всем читателям»

Если же говорить о серьёзной современной литературе, то, к сожалению, читаю не так много, как хотелось бы, хотя «складываю» себе ссылки, надеясь, что появится время вернуться к ним. Из тех, кого не могла не прочитать: Линор Горалик (всё: и стихи, и прозу). Считаю, что она из тех, кто очень точно откликается и даже предвидит текущую ситуацию в мире. Её роман «Все способные дышать дыхание» — это же про нас сегодняшних. Как говорит сама Линор, главный герой её книги - эмпатия. И это не только в последнем романе, в детских книжках типа «Мартин не плачет» тоже.

Ещё из любимых – Меир Шалев. Казалось бы, он пишет о конкретной стране (об Израиле) и конкретных героях и событиях, связанных с жизнью этой страны. Но его необыкновенная нежность очень нужна сегодня всем читателям. Он говорит о том, что такое любовь, об одиночестве человека в нашем мире, о неисповедимости судьбы.

Мне нравится Евгений Водолазкин. Это удивительный писатель. Человек огромной эрудиции, доктор филологических наук, литературовед, почетный доктор Бухарестского университета, блистательный знаток русского (и древнерусского) языка, виртуозный стилист. В его книгах времени не существует, всё едино и всё связано со всем. Однако он достоверно умеет описать каждую историческую эпоху, показав, что в любой из них человек может остаться человеком. 

Ну, ещё бы назвала «короля поэтов» Дмитрия Воденникова (он действительно был им признан в рамках фестиваля «Территория»). Его относят к направлению «новой искренности», и это действительно так. Он говорит о том, о чём ты и сам вроде бы думал, но сказать смог именно поэт.

Не могу назвать десять книг или десять имён (как предполагает рубрика - прим.ред.), это было бы нечестно по отношению ко всем многим, кого люблю. Их бесконечное число. Просто сейчас перечислила тех, кто вспомнился в первую очередь. А есть ещё М. Степанова, Х. Янагихара, Г. Яхина, Н. Абгарян…

«Ужасно приятно вспомнить, что ты не только администратор, но и искусствовед в анамнезе»

Среди последних купленных мной книг нет художественной литературы. Это то, что называется нон-фикшн. Но читать и разглядывать их – колоссальное удовольствие. Это, например, «Фермата» Алексея Мунипова – сборник интервью с современными композиторами, которые читаешь на одном дыхании.

Это антология исследований визуальной культуры зарубежных исследователей искусства, труд профессора ЕУСПб Наталии Мазур «Мир образов и образы мира». Ужасно приятно вспомнить, что ты не только администратор, но и искусствовед в анамнезе.

Ещё одно прекрасное издание Европейского университета в Санкт-Петербурге – книга-манифест «Поваренная книга футуриста», в которой авторы (тексты 1932 года, а издана в 2018) провозглашают свободу итальянской кухни от европейских блюд, а языка – от заимствований. Читается, как будто написано сегодня, в реалиях последних тенденций и политической ситуации. Книга составлена О.В. Соколовой, перевод О. Соколовой и А. Ди Санто.

Великолепное издание Ю. Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология». Этот том получил в этом году премию газеты The Art Newspaper.

Ну, и чтобы закончить на радостной ноте – «Конец воздержанию. Книга о барных коктейлях, самовозвеличивании и о прелести декаданса» (составители А. Ленц, А.Р. Пинья Отей. Перевод Т. Зборовской). Мне её подарили авторы во время фестиваля «Гений места» в Перми. Эта книга, как указывают составители, родилась за стойкой бара «Голем» на гамбургском Рыбном рынке – в излюбленном месте обмена идеями местных интеллектуалов. Рекомендуется читать, вспоминая о путешествиях и надеясь на их скорейшее возобновление.

Ключевые слова: книжныйшкаф

Социальные комментарии Cackle

Подписаться на новости
Пожалуйста, подождите