«Совершать полезное дело естественно для человека, это норма» — Новости землячества — Новостной блок — Пермское землячество

Наши именинники

Бывальцев Илья Святославович
Ляхов Андрей Александрович
Марченко Владимир Васильевич

«Совершать полезное дело естественно для человека, это норма»

12 мая

Директор АНО «Пермское молодёжно-студенческое объединение «Урал-сервис», лауреат Строгановской премии Евгений Шляхов - новый герой рубрики «Поговорим, земляк?».  

В интервью Александру Пахомову Евгений рассказал о помощи в восстановлении Белогорского монастыря, о важности разговора о репрессиях и о нелюбви к социальным сетям.  Александр Пахомов

- Евгений, вы много лет возглавляете «Пермское молодёжно-студенческое объединение «Урал-сервис», преобразованное в 1998-м из стройотряда. Если говорить конкретно, чем занимается это объединение в ежедневном формате? Какими проектами вы заняты?

- В каждодневном формате это объединение взаимодействует с разными категориями молодёжи – со студентами вузов и средне специальных учебных заведений, с рабочей молодёжью. Набираются ребята из Перми и края, из них формируются отряды, которые осуществляют самую разную деятельность. Летом, с июня по начало сентября, многие из них работают в поездах в качестве проводников.

В течение года ребята заняты волонтёрской работой на подшефных объектах: в разных музеях края, в том числе в Хохловке, в Перми-36. Есть у нас и начавшаяся 15 лет назад Белогорская программа – летом ребята живут на Белой горе и помогают в монастыре, в течение года туда выезжают однодневные десанты. Если мы их куда-то везём, обязательно поездке сопутствует смысловое наполнение – экскурсия. Мы знакомимся с теми местами, где мы находимся. Если это стационарное пребывание летом, обязательно организовываем досуговые программы, обсуждения.

«Урал-сервис» - центр общения, в котором ребята круглогодично проводят время друг с другом, а не наедине с гаджетами. Общение ведётся на конкретные значимые для ребят темы. Мы стараемся их научить размышлять от себя, разбираться с тем, как жить дальше.

Сейчас редко людей учат думать, а голод к этому есть, поэтому, вероятно, они нас и ценят. Ведь мы относимся к ним как к личностям, как к людям, чья позиция и точка зрения важны. Они думают, рассуждают и получают ответы на те вопросы, на которые они не могут получить ответов в другом месте. Часто ребята просто не видят, кому эти вопросы можно задать в повседневной жизни.

Вручение Строгановской премии-2015. Евгений Шляхов - слева.
Вручение Строгановской премии-2015. Евгений Шляхов - слева.

- Верно ли будет сказать, что в вашей организации есть дискуссионный клуб?

- Не совсем дискуссионный клуб. Мы берём какую-либо тему, рассматриваем её с двух сторон. И стараемся ребят оставить по середине, а дальше пусть каждый решает сам. Мы не говорим – думай плохо или думай хорошо, никакого диктата нет.

- Вспомните, пожалуйста, какие темы вызвали наибольший интерес у ребят в последнее время. 

- Им всё интересно, но например – есть такие слова как любовь, дружба, семья. Мы им объясняем, что следом за этими словами должно идти другое слово – ответственность. Мы обсуждаем, откуда берётся дружба, зачем она нужна человеку.

В целом, у нас обсуждаются очень деликатные темы. Мы говорим о том, что родину нужно любить не разговорами, а сердцем. Дискутируем о том, откуда берётся война. В таком разговоре идём в самую суть, стараемся анализировать человеческую природу. Настраиваем ребят не искать причины в обстоятельствах или в других людях, говорим – ищи в себе. Их многое интересует в жизни. Темы концентрированно витают в воздухе. Но мало кто готов с ними их обсудить.

- Какого возраста участники «Урал-сервиса»?

- Если мы говорим о трудоустройстве на поездах, это люди 18-ти лет и старше, раньше по законодательству - нельзя. Самый активный возраст участников – с 18 до 25-26. Есть ребята 17-летнего возраста, они участвуют в разных программах. Младше мы, увы, не берём.

Одно из мероприятий «Урал-сервиса» - баскетбольный турнир памяти В.Рожкова, 2019 г.
Одно из мероприятий «Урал-сервиса» - баскетбольный турнир памяти В.Рожкова, 2019 г.

Верхнего же ценза нет. Любопытно, что часто на наших мероприятиях бывают люди разных поколений – 70-х, 80-х, 90-х. Все они когда-то участвовали в отрядах. Смешение поколений – важный для нас акцент. Молодые ребята видят, что их предшественники ценят наше движение. Видят, что есть какая-то несиюминутность в наших встречах. Думаю, это благотворно на них действует.

- За счёт чего удаётся заинтересовать молодых людей в работе в рамках «Урал-сервиса»? Большинство молодёжи смотрит совсем в другую сторону. Тем более сейчас, учитывая ситуацию, большинство ориентировано на онлайн.

- Деликатные разговоры – это у нас не ключевое. Хочу прояснить: «Урал-сервис» - это огромный пёстрый котёл, здесь очень много всего: можно и творчеством заняться, можно и лопатой поработать, можно и зарплату получить, и многое другое.

Почему им это надо? Необходимость заполнения вакуума есть в каждом из нас. Эти ребята заполняют вакуум в «Урал-сервисе». Разумеется, многие приходит только за работой. Однако потом втягиваются в другие наши мероприятия и понимают, что жить-то можно ещё и интересно.

Сейчас, поскольку мы закрыты на карантин, они общаются в онлайне, для них это привычный мир. А вот вживую многие общаться уже не умеют. Ведь живое общение надо тренировать. И мы это делаем на наших мероприятиях, для нас важно, чтобы они общались вживую – стараемся их в этом заинтересовать.

- Думаю, онлайн-инструменты – это хороший способ привлекать новых участников. К слову, я отчего-то не нашёл у «Урал-сервиса» ни инстаграм-аккаунта, ни фейсбук-аккаунта и, говорю это с сожалением, но у организации, по-моему, слишком устаревший сайт…

- Это и в мой огород камень. Мы действительно очень скромно представлены во внешней информационной оболочке. Нам есть, что представлять, и это действительно достойные вещи, но мы этому не научены, увы.

Участники «Урал-сервиса» в Хохловке
Участники «Урал-сервиса» в Хохловке, 2018 г.

Впрочем, не только в этом дело. Представьте - приезжают ребята на какой-нибудь трудовой десант, оказывают помощь людям. Мы им говорим: сделали – молодцы, нечего выкладывать в социальных сетях фотографии с лопатой, например; или с инвалидом – не тот случай, чтобы себя восхвалять. Эти вещи не должны превращаться в показуху. Они не всегда к этому готовы, но очень быстро понимают, о чём мы.

- То есть вы пытаетесь им донести, что доброе дело как мытьё рук – абсолютно органичная и ординарная вещь, верно?

- Абсолютно правильно. Совершать полезное дело естественно для человека, это норма. А выпячивать себя за совершение этого дела, как это везде сейчас принято – не нормально и не достойно.

Наверное, иной раз мы теряем от того, что почти не представлены в социальных сетях. Но, мне кажется, сегодня на раскрутку себя в интернете у людей уходит слишком много времени и сил.

- На сайте я нашёл информацию, что финансирование целевой деятельности производится из собственных средств организации. При этом, согласно отчётности, за 2018 год убыток компании составил 181 тысяча рублей. На какие средства существует организация?

- Есть проекты, которые финансируются из краевого бюджета. Кроме того, у нас есть и собственные средства, использующиеся на целевую деятельность. Не могу сказать, что мы в полной яме с финансовой точки зрения, но, учитывая, что мы – некоммерческая организация, нормально, что с деньгами у нас не полный порядок. Надо оптимально использовать существующие средства и задействовать непосредственно ребят.

- Хочу спросить у вас про несколько проектов. В начале про Белогорский монастырь. «Урал-сервис» помогал в восстановлении этого объекта с 2004-го года. На данный момент деятельность «Урал-сервиса» как-либо связана с монастырём?

- Этот проект в активной фазе. Для нас он один из ключевых, занимаемся мы им круглогодично. Туда за эти 15 лет съездили многие и многие тысячи ребят. Что ребята там делают? Давайте сразу скажем, что реставрационная работа – это дело специалистов. Раньше мы помогали строительным бригадам. Ребята видели все первые работы на проекте, застали момент, когда там ещё были разобраны полы, толком не было иконостаса, храм был совершенно необустроен – не то, что сейчас.

Сегодня там очень много «текучки» – уборка территории, работа на огороде, технические работы, помощь в мастерских, работы по храму, дежурства во время больших служб, когда приезжает много народа. Парни занимаются обустройством алтаря, переносом разной церковной утвари.

Работаем в трапезной во время крестного хода. Каждый год на Белую гору приезжают тысячи верующих и наши ребята следят за тем, чтобы их достойно приняли на территории монастыря, покормили – мы оборудуем места, где люди едят. Смена блюд происходит трижды за каждую трапезу. В прошлом году там прошёл первый православный фестиваль, было свыше 12 тысяч, на нас была существенная часть организационных мероприятий.

Важно сказать, что проект светский, мы берём туда абсолютно всех, кто этого хочет, ребята встречаются очень разные. Наша позиция – все мы живём в одной стране и не важно, кто какую религию исповедует или не исповедует никакой. Позиция, что заниматься облагораживанием монастыря нужно только православным, для нас неприемлема. Пусть человек сам разбирается со своей верой, это очень личный вопрос.

- Расскажите, пожалуйста, каким образом «Урал-сервис» помогает музею истории политических репрессий «Пермь-36»?

- В 1997-м году, когда по стране практически полностью расформировали стройотряды нашего железнодорожного профиля, мы оказались в этом музее. На тот момент ситуация была патовая. При всей романтической и духовно нравственной начинке нам пришлось быть аутсорсинговой компанией. «Урал-Сервис» являлся первым аутсорсером на Свердловской железной дороге.

Участники «Урал-сервиса» в д.Кучино, на территории «Перми-36»
Участники «Урал-сервиса» в д.Кучино, на территории музея «Пермь-36», 2018 г.

Пришлось нам заниматься абсолютно новым делом, выстраивать бизнес-модель. Но, слава богу, у нас получилось не уйти в «голую» коммерцию и сохранить все остальные наши проекты. Работа на железной дороге помогла нам продолжить существование – мы смогли зарабатывать деньги.

Возвращаясь к музею, до 1997 года мы про него, честно говоря, ничего и не знали. Музей тогда находился на стадии становления. И мы там занялись несвойственной нам до той поры работой – настолько ребята хотели быть вместе.

Музей дал нам новый импульс, позволил задумать новые программы, новый способ существования. Благодаря этому с каждым годом ребят становилось всё больше и больше. В музее мы работали летом. Многие приезжали туда между своими рейсами на поездах. Помогали облагораживать территорию. Место уникальное, там сохранилось несколько построек 40-х годов – мало где подобное найдёшь.

Сегодня в основном ездим туда однодневными десантами. Ребята в автобусе или, редко, в машине приезжают с утра, там работают, затем для них организовывается экскурсионная программа. Наша задача состоит в том, чтобы они осознали, куда приезжают. А вечером – обратно.

- Тот факт, что вы работаете с «Пермь-36» – уже больший подвиг, у нас ведь вообще не принята широкая дискуссия о репрессиях. Мы по-прежнему стесняемся говорить на эту тему.

- Я считаю, что это не подвиг. Советское прошлое для нас очень важно. Мы сами родом из него. Во времена СССР было много хорошего. И это надо ценить. Возможно, не так романтизировать, как это сейчас происходит, но уважать свершения тех лет - безусловно стоит.

Экскурсия в музее «Пермь-36»
Экскурсия в музее «Пермь-36», 2018 г.

При этом почему-то в нашем обществе стыдливо замалчиваются вещи, являющиеся нашим позором. В том числе мы мало говорим о репрессиях. В своё время им определили маленькую ячейку в общественной дискуссии, и с тех пор эта тема никак не может выбраться за рамки разговора для узкого круга людей.

Лучший способ познакомиться с темой репрессий – «потрогать своими руками». Поэтому мы считаем присутствие ребят на территории музея очень важным. Впрочем, должен сказать, что сейчас у нас в первоочередном списке другие объекты, но «Пермь-36» мы не оставляем.

- Евгений, вы значительную часть жизни, не хочу говорить большую часть, занимаетесь студенческими, волонтёрскими и рабочими объединениями. Начали вы в конце 80-х. Почему вы решили посвятить этому делу своё время? В чём видите свою цель, свою миссию?

- Приятно осознавать, что ты выполняешь какую-то миссию, но я всё же считаю такую постановку вопроса опасной. Можно легко забронзоветь, убедиться в собственной непогрешимости, осознать чувство превосходства над другими людьми. Так что я стараюсь избегать подобных мыслей.

Все эти годы я делал то, что нужно было делать. Хотя обстоятельства случались разные – они нас регулярно испытывали на прочность. И как-то среди каждодневной работы, иногда рутинной, но зачастую яркой и интересной, всё время и прошло. Почему я это дело не оставил? Есть ощущение внутренней правды – понимаю, что это нужно делать, это востребовано молодыми людьми.

- В 2015-м году вы получили Строгановскую премию. Насколько неожиданным для вас было решение землячества вручить вам премию? Насколько она помогла в работе?

- Неожиданно – это мягко сказано. Решение безусловно взволновало. Присутствовало чувство неловкости, поскольку думаю, что вокруг есть очень много достойных людей, и неясно, почему выбор пал на мою кандидатуру.

До какой степени это было важно для организации? Во-первых, это помогло решить финансовые проблемы по одному из проектов. Во-вторых, вручение премии было важным с точки зрения признания значимости нашего движения – премия очень статусная. С большой благодарностью отношусь к тем, кто за меня голосовал.

Ключевые слова: поговоримземляк

Социальные комментарии Cackle

Подписаться на новости
Пожалуйста, подождите