«Открытие Толкина, чей роман – одновременно сказка и великое произведение, было для меня оправданием моего литературного вкуса» — Новости землячества — Новостной блок — Пермское землячество

Наши именинники

Бабенко Евгения Михайловна
Бучнева Светлана Викторовна
Верхоланцева Анна Михайловна
Глущенко Владимир Михайлович
Лаптев Антон Борисович
Петрачев Сергей Иванович
Сухоруков Олег Геннадьевич
Фефелова Ольга Викторовна

«Открытие Толкина, чей роман – одновременно сказка и великое произведение, было для меня оправданием моего литературного вкуса»

5 марта 2020

КНИЖНЫЙ ШКАФ. «Пермское землячество» начинает новую рубрику, в которой известные пермяки будут делиться своими литературные предпочтениями. Первая героиня – журналист, редактор отдела культуры Издательского дома «Компаньон» Юлия Баталина. 

 

Мои родители – филологи и книголюбы, так что к книгам я приучена с раннего детства. Когда я пошла в первый класс, я уже бегло читала — примерно на уровне седьмого-восьмого класса – и очень много времени проводила с книгами. На протяжении всех школьных лет я предпочитала чтение любому другому досугу и, разумеется, урокам. Школу я ненавидела и мечтала скорее уйти домой, где меня ждала интересная книжка.

 

Из первых книг, которые я прочитала самостоятельно, особенно запомнились «Олень – золотые рога» Леонида Дьяконова и «Повесть о двух сёстрах и волшебной стране Мерце» Мариэтты Шагинян. Сейчас дети вряд ли читают эти книги, а они замечательные. Первая – повесть, написанная знаменитым кировским писателем, краеведом и фольклористом. Дело там происходит перед Октябрьской революцией, во время и сразу после неё. Главный герой – мальчик, который вместе со сложностями жизни постигает сложность изготовления дымковской игрушки. Вторая книга – из того же периода российской истории, но столичная и девочковая. Оттуда мне особенно запомнилось страшное описание Ходынской трагедии. Видимо, сёстрам Шагинян этот эпизод тоже запал в душу.

 

 

Понятно, что с такой личной историей чтение для меня очень важно и сегодня. Но я, как и все, наверное, современники, пала жертвой увеличения числа каналов информации. Видео, интернет, социальные сети и другие новые медиа крадут время у чтения, и для меня сегодня чтение книг – это скорее роскошь и досуг, чем профессиональная и общественная необходимость. Актуальная информация приходит к нам сегодня по другим каналам, а книги остаются для удовольствия, и им приходится уделять не так много времени.

 

На мою читательскую практику влияет ещё и то, что я обозреватель событий в сфере культуры, и практически все мои вечера заняты спектаклями, концертами и вернисажами, а если я остаюсь дома, то срочно отсматриваю новые важные фильмы. Сегодня для меня «поваляться на диване с книжкой» – это мечта, очень редко достижимая. Я читаю на даче в выходные, в самолётах и в отпуске. Никаких особых ритуалов у меня для этого процесса нет, жевать и слушать музыку во время чтения я не люблю. Единственное, что обязательно – дома и на даче вместе со мной «читают» мои собаки. Они в этот момент всегда пристраиваются рядышком.

 

 

Должна признаться, что моё чтение в последнее время – это только беллетристика. Я давно не читала классику, хотя в молодости очень её любила, модный «нон-фикшн» у меня, как сейчас говорится, «не зашёл». Среди любимых авторов – Людмила Улицкая, Марина Москвина, Кадзуо Исигуро и Дэн Симмонс (не бросайте в меня тапками!!!). С интересом читаю Чайну Мьевиля, прозу людей из «смежных профессий» – Вуди Аллена и Стивена Фрая. Наверняка кого-то забыла, потом вспомню и буду горько сожалеть.

 

У Улицкой самые любимые вещи – «Казус Кукоцкого» и «Даниэль Штайн, переводчик»; у Москвиной – все книги о путешествиях и, естественно, «Роман с луной». Они прекрасны и сами по себе и тем, что связаны с творчеством замечательного художника Леонида Тишкова – мужа Москвиной. У Исигуро прекрасно всё, но для меня главная книга – «Не отпускай меня». Что касается Симмонса, то первым у него я прочитала «Террор», и это было настоящее открытие. Потом оказалось, что все прочие книги у него послабее, но меня и «Дети ночи» весьма впечатлили. Хочется, перефразируя классика, сказать: «Эта вещь посильнее Стивена Кинга!».

 

 

Назвать 10 книг (как это предполагает рубрика – прим.ред.), которые на меня особенно повлияли, я не могу. Тут уж либо перечислять пару сотен великих произведений, или выбрать одно. Я выберу... два.

 

Первое – это «Александрийский квартет» Лоуренса Даррелла. Для меня семья Дарреллов вообще самое любимое явление в культуре, по крайней мере, в культуре ХХ века. Их книги, книги о них, фильмы и сериалы прошли через всю мою жизнь, жизнь моего мужа и всей нашей семьи. Во многом благодаря Дарреллам мы любим животных и путешествуем.

 

Всё началось, разумеется, в детстве – с книг Джеральда Даррелла. Мне нравились его книги о животных, но особенно – о людях: «Моя семья и другие звери» и вся эта серия о том, как они жили на острове Корфу. Вы помните, «брат Ларри» и его богемная писательская тусовка там описаны довольно иронически, поэтому то, что Лоуренс Даррелл на самом деле – один из величайших авторов ХХ века, для меня стало огромным открытием; но прежде чем прочитать «Александрийский квартет», я прочитала «Колосса Марусийского» Генри Миллера – книгу о Греции и о Дарреллах в Греции. Всё это наложилось на впечатления от «Мага» Джона Фаулза с его древнегреческой мистикой – и стало прямой дорожкой к «Александрийскому квартету».

 

 

«Александрийский квартет» – эпохальная вещь, о которой написаны тома серьёзных исследований. Описать её тут в двух словах – задача неразрешимая. Это и традиционный роман, очень длинный (в четырёх толстых томах), потому что сюжетных линий множество, они переплетаются, но прослеживаются вполне чётко; и исследование природы ХХ века – его людей, его истории и политики; и философские и культурологический штудии – о религии коптов, о символике Таро, о гностицизме... Эта вещь залезает в голову и в душу, и это навсегда.

 

Второе произведение – это, разумеется, «Властелин колец» Толкина. Не только потому, что я прочитала этот великий роман одной из первых в Советском Союзе (дело было в конце 1970-х годов, роман впервые перевёл на русский язык мой папа Александр Абрамович Грузберг, и я прочитала его в рукописи), но и потому, что это просто великий роман, который определил развитие всей последующей литературы и культуры.

Я всегда любила литературу фантастическую или с элементами фантастики, но при этом чувствовала, что при всей своей привлекательности фантастика – не совсем серьёзное чтение. Помню, классе во втором или в третьем я зачитывалась книгами советского фантаста Георгия Мартынова, перечитывала их раз за разом, а папа пытался у меня их отобрать и грозил: «Пока не прочитаешь «Повести Белкина», фантастику не дам!!» Так что открытие Толкина, чей роман – одновременно сказка и великое произведение, было для меня оправданием моего литературного вкуса в целом.

Ключевые слова: книжныйшкаф

Социальные комментарии Cackle

Подписаться на новости
Пожалуйста, подождите